Тень дефолта. Грозит ли российской экономике новый коллапс?

Для многострадального российского рынка 17 августа – особая дата, можно сказать, сакральная. В этот день 1998 года страна объявила дефолт по своим международным обязательствам, увенчавший длительный период падения новообразованной рыночной экономики. С тех пор Россия знавала разные времена, но даже в период подъема в «нулевых» специалисты, по мере приближения 17 августа, каждый раз гадали: не повторится ли снова дефолт? В этом году в силу незатухающих кризисных явлений повод для рассуждений на эту тему имеется весьма серьезный.

На первый взгляд, никаких параллелей между экономической ситуацией августа 1998-го и августа 2015-го нет. Тогда страна была задавлена колоссальным бременем внешнего долга, при том что золотовалютные резервы были крайне незначительными. Сейчас по величине международных резервов Россия входит в пятерку мировых лидеров, а от львиной доли государственного внешнего долга правительство заблаговременно избавилось в тучные нулевые. Однако на смену финансовым проблемам 17-летней давности сегодня пришли другие.

И они настолько серьезные, что, по мнению ряда западных аналитиков, перед Россией снова все отчетливее вырисовывается угроза суверенного дефолта. Еще в начале лета авторитетное рейтинговое агентство Standard & Poor’s предрекло нашей стране полномасштабный дефолт в ближайшие два-три года. По мнению аналитиков агентства, к столь плачевному итогу российскую экономику может привести тяжкое бремя региональных долгов. Местные власти рискуют с ними не справиться, поскольку подавляющее большинство региональных бюджетов – глубоко дефицитные, а сами субъекты Федерации, за небольшим исключением, сплошь дотационные. Федеральный центр же за всех платить не может, поскольку в условиях низких цен на нефть сам остался без живительного притока нефтедолларов.

Тему неизбежности русского дефолта подхватило недавно влиятельное французское издание Le Nouvel Observateur. В его статье говорится, что первые признаки проблемы проявились еще в январе нынешнего года. Тогда Новгородская область не смогла провести платеж по кредиту, предоставленному ей госбанком ВТБ. Региональные власти были вынуждены объявить аукцион на привлечение нового кредита, но так и не смогли заманить другие банки, из-за чего область «технически» оказалась в состоянии дефолта. В конечном счете на помощь региону пришло Министерство финансов РФ, выделившее ему 320 млн. рублей.

«Крайне символичная» ситуация с Новгородом – далеко не единичный случай, утверждает Le Nouvel Observateur. При этом издание ссылается на исследование Высшей школы экономики, согласно которому 20 из 85 регионов РФ уже сейчас находятся в состоянии дефолта – то есть не способны платить по своим долговым обязательствам.

Для выполнения амбициозных задач по повышению рождаемости, созданию новых высокотехнологичных рабочих мест, реформированию системы здравоохранения субъектам Федерации пришлось залезать в долги. А поскольку в 2014 году российская экономика окончательно вошла в рецессию, усугубленную международными санкциями, падением цены нефти и девальвацией рубля, то платить по долгам оказалось для регионов непосильной задачей. Отсюда – прямая дорога к суверенному дефолту.

Собственный сценарий грядущего российского дефолта в 2015 году нарисовали аналитики датского инвестиционного банка Saxo Bankо. Они указывают на то, что экономика Россия находилась на спаде даже до введения санкций, обвального падения цен на нефть и конфликта с Украиной. Теперь же проблема еще больше усугубилась, подтверждением чего стало падение рубля на 40% по отношению к американскому доллару в этом году, объясняет главный экономист Saxo Bank Стин Якобсен. По его прогнозу, российскую экономику ожидает «мощнейшая буря», которая может привести к тому, что либо государственные компании, либо само правительство начнут выборочно объявлять дефолт.

За годичный период до конца 2015-го российские компании и банки должны выплатить 134 млрд. долларов по внешним долговым обязательствам. Сумма, конечно, не маленькая, но на первый взгляд подъемная: ведь золотовалютные запасы России составляют около 400 млрд. долларов. Однако, предупреждает г-н Якобсен, закон, предусматривающий компенсации из бюджета российским бизнесменам их потерь в связи с санкциями Запада, интервенции для поддержания курса рубля, грядущий крупный дефицит бюджета (недостаток налоговых поступлений и поступлений от продажи нефти) и почти полное ограничение доступа к внешним рынкам капитала могут превратить эти 400 млрд. в сумму, достаточную лишь для покрытия мелких расходов.

Вполне возможным считает сценарий корпоративного дефолта директор аналитического департамента компании «Альпари» Александр Разуваев. Как он сообщил «НИ», по информации, циркулирующей в деловых кругах, ряд крупных российских компаний могут пойти на реструктуризацию внешнего долга, то есть объявить дефолт. «Они могут заявить, что более чем двукратное падение цен на основные энергоносители, а также санкции, отрезавшие бизнес от рефинансирования, являются форс-мажорными обстоятельствами. Вопрос, пойдут ли кредиторы на арест активов российских компаний за рубежом», – сказал г-н Разуваев.

Напомним, что, по данным Банка России, объем внешнего корпоративного долга составил на начало нынешнего года около 600 млрд. долларов – то есть почти 35% ВВП. Однако Минфин РФ настроен спокойно: по его оценке, реальный уровень валютных рисков по российскому корпоративному долгу составляет порядка 20% ВВП. А государственный внешний долг и вовсе не превосходит 10% ВВП – что гораздо ниже, чем у многих стран мира. Поэтому в Минфине считают, что ситуация с внешним долгом – как государственным, так и корпоративным – никак финансовой устойчивости страны не угрожает.

Может быть, поэтому некоторые российские эксперты, пророчащие своей стране дефолт, связывают возможность его наступления не с долгами регионов или компаний, а с новым резким падением цен на нефть. Подобная перспектива с позиций сегодняшнего дня никак не выглядит фантастической: нефть дешевеет на фоне увеличения ее мировой добычи, причем падение цены на «черное золото» на темпах добычи никак не сказывается, как этого ранее ожидали многие эксперты, в том числе и в России.

Кроме того, если будут окончательно сняты санкции с Ирана, а в Ливии прекратятся вооруженные конфликты, то мировой рынок ждет приток новой нефти, что вполне может понизить ее стоимость до уровня в 20 долларов за баррель и ниже. Курс доллара в этом случае составит 120–130 рублей, евро – около 150 рублей. Для отечественной нефтезависимой экономики такой сценарий вполне может закончиться дефолтом.

Правда, директор Института стратегического анализа ФБК Игорь Николаев уверен, что дефолта в России по образцу августа 1998 года точно не случится: «Предпосылки, обстоятельства, существо момента сегодня совершенно иные. Скорее, ситуация будет примерно, как в августе 2008 года: тогда и цены на нефть снижались, и риски для рубля возрастали, но все самое неприятное началось все-таки осенью».

Вот и нынешней осенью отечественная экономика, по мнению эксперта, столкнется с рядом новых вызовов. Во-первых, Федеральная резервная система США, вероятно, повысит ставку, что укрепит доллар и соответственно ослабит рубль. Во-вторых, вполне возможно, на рынок хлынет дополнительная нефть из Ирана после снятия санкций, что сыграет на понижение котировок барреля. В-третьих, по-прежнему велика вероятность очередного обострения геополитической ситуации – особенно на фоне публикации официальных материалов комиссии по сбитому малайзийскому «Боингу». В-четвертых, с новой силой могут активизироваться иски по делу ЮКОСа.

Каждый из этих факторов в отдельности, по мнению Игоря Николаева, способен нанести серьезный ущерб российской экономике, а уж все вместе она вполне несут в себе «дефолтный» потенциал.


Не платить по долгам – многовековая традиция
История невозврата долгов суверенными государствами уходит корнями в глубокую древность. Американские экономисты Кармен Райнхарт и Кеннет Рогофф установили, что в период с 1300 по 1800 год по своим счетам регулярно отказывались платить ведущие западноевропейские страны. Лидером по числу дефолтов за эти пять столетий была Франция, где подобная ситуация случалась восемь раз.
В XIX–XX веках Испания объявляла дефолт восемь раз, Австро-Венгрия – пять. Равно, как и Греция, которая почти половину своего независимого существования (с 1829 года) провела в состоянии невыплаты долгов.
Кроме того, в XIX веке география государственных банкротств существенно расширилась за счет получивших независимость латиноамериканских стран: Колумбия, Доминиканская Республика, Гватемала и Мексика объявляли дефолт по четыре раза, а Венесуэла – шесть. В 1875 году обанкротилась Оттоманская империя. В том же году дефолт был объявлен правительством Египта.
В XX веке дефолт объявляли в основном неевропейские страны. Турция, Бразилия и Перу оказывались в прошлом столетии неплатежеспособными по пять раз, Коста-Рика и Гватемала – по шесть. Нигерия, получившая независимость лишь в 1960 году, успела обанкротиться пять раз.
Последний всплеск неплатежей был отмечен в 1990-е годы, когда дефолт объявляли Ангола (1992–1997), Аргентина и Бразилия (1986–1990), Венесуэла (1995–1998), Хорватия (1993–1996), Шри-Ланка (1996). В 1998 году дефолт объявила Россия.
В XXI веке самым катастрофическим оказался дефолт в Аргентине в 2001 году, который привел к смене нескольких правительств, погромам и мародерству в городах этой страны.
В декабре 2008 года Эквадор отказался платить многомиллионные суммы, набежавшие проценты по глобальным облигациям. А в начале августа 2015 года впервые в истории дефолт допустила территория, находящаяся под управлением США, – Пуэрто-Рико.
В настоящее время, согласно оценкам Bank of America Merrill Lynch, ближе всего к дефолту находятся Венесуэла, Украина и Греция, чьи государственные долги эксперты оценивают, как наиболее рискованные. За ними следуют Пакистан и Египет. Россия занимает в этом списке седьмое место, между Кипром и Бразилией.
Дмитрий ДОКУЧАЕВ


источник http://www.newizv.ru/economics/2015-08-17/225591-ten-defolta.html
  • Просмотров: 698

NETDO.RU

Лучший конструктор сайтов
Написать нам