Как в нынешней России оставляют в наследство одни долги

Банкротства наследственной массы (так это называется на языке юридических терминов) в истории послереволюционной России еще не было никогда. Но в конце мая этого года Арбитражный суд Нижегородской области в деле А43-8783/2016 впервые за время существования закона о банкротстве вынес решение о признании умершего в 2014 году человека банкротом и ввел в его отношении процедуру реализации имущества.

История такая. В последний день декабря 2013 года нижегородец Виктор Егоров заключил с Райффайзенбанком кредитный договор на 883 тыс. руб., обеспечением по которому стал купленный автомобиль Chevrolet Cruz. Через семь месяцев заемщик умер.

Через какое-то время по кредиту появилась просрочка — платить-то уже было некому. Когда долг превысил определенный рубеж, банк направил «недобросовестному клиенту» письмо с требованием погасить возникшую задолженность, в которую включил пени, штрафы, дополнительные комиссии, предусмотренные в договоре кредита на покупку автомобиля. Тогда банкиры и узнали о смерти клиента.

Проблемой банкиров стало отсутствие наследственного дела к имуществу Виктора Егорова. По данным местной нотариальной палаты, такое дело не открывалось. Наследники в наследство не вступили, а значит, и правопреемников у умершего заемщика нет. Для кредиторов ситуация патовая. С одной стороны, банк — залогодержатель машины должника, и его кредит обеспечен, а с другой — изъятие авто без принятия наследства или до перехода права на выморочное имущество государству невозможно, суд не сможет рассмотреть заявление банка в связи со смертью одного из участников процесса.

Но в законе о банкротстве в конце прошлого года появилась ст.223.1 (условия и порядок банкротства гражданина в случае его смерти). Это дало банку возможность обратиться в Арбитражный суд Нижегородской области с заявлением о признании должника банкротом, чтобы с помощью процедуры реализации имущества вернуть свои деньги. И суд его поддержал.

Регулирование банкротства наследственной массы умершего сегодня достаточно лаконично. Единственное пригодное для проживания жилье умершего должника в конкурсную массу может включить только суд (так защищены интересы членов его семьи и наследников) и только после истечении срока принятия наследства. Но, как правило, суд этого не делает. Исключение из этого правила — имущество, на которое по законодательству об ипотеке может быть обращено взыскание.

Также логично, что расходы на погребение и нотариальные действия выведены в первую очередь текущих платежей и де-факто должны быть оплачены даже прежде, чем вознаграждение финансового управляющего.

Но простота дел о банкротстве покойных — кажущаяся. Несмотря на то что случаев обращения в суд за признанием банкротом умершего гражданина пока немного, решение нижегородского суда пока единственное положительное. Это показывает, что эта тема нова и необычна не только для обывателей, но и для юристов.

В деле А13-14402/2015 суд отказал вологодским банкирам во введении процедуры банкротства наследственной массы по причине возражений наследников о том, что банк не попытался прежде предъявить требование к страховой организации, в которой была застрахована жизнь наследодателя согласно условиям ипотечного договора.

Еще в одном деле — А27-8262/2016 — Арбитражный суд Кемеровской области отказал наследникам в банкротстве наследственной массы по той причине, что, по оценке суда, она превышает долги умершего предпринимателя (определение суда обжалуется). Я предполагаю, что суд не счел нужным отнести к наследственной массе другой критерий для введения процедуры банкротства — прекращение платежей.

А Арбитражный суд города Москвы в деле А40-88982/2016 отказал супруге умершего гражданина в признании ее банкротом, наоборот, потому, что «законодательство о банкротстве не предусматривает введение банкротства в отношении самих наследников. В указанном случае подлежит возбуждению дело о банкротстве умершего (наследственной массы)». Сейчас этот судебный акт обжалуется.

Ведь согласно ст.1175 Гражданского кодекса РФ каждый из наследников отвечает по долгам наследодателя в пределах стоимости перешедшего к нему наследственного имущества. Если супруга должника вступила в наследство, то, как указано в п.60 постановления пленума Верховного суда РФ от 29 мая 2012 года №9 «О судебной практике по делам о наследовании», она сама стала должником в пределах стоимости перешедшего к ней наследственного имущества. А значит, вправе просить признать ее банкротом при неоплатности долга.

Получается, что сегодня норм закона и разъяснений к ним явно недостаточно для разрешения актуальных жизненных ситуаций. С другой стороны, закон и должен быть ясным и однозначным. Формировать инструкции и разрешать правовые коллизии — это дело подзаконных актов и судебной практики.
  • Просмотров: 609
Написать нам